Посольство Франции в Афинах, 9 октября 2017Посольство Франции в Афинах, 9 октября 2017 года

Ясная организационная и социально-революционная перспектива - вот что выделяет заявление группы "Революционная самооборона" на общем фоне подобных текстов. Её бойцы атаковали посольства и партийные офисы в Афинах в 2017 году. Греческие товарищи наглядно показали, что анархисты прибегают сегодня к радикальному прямому действию не "второпях", а в результате объёмного и информированного анализа текущей ситуации. Коммюнике впервые опублковано порталом "Анархия сегодня".

«К новому международному революционному движению»

Коммюнике от греческой организации «Революционная самооборона» по нападениям на посольства Франции и Мексики. Бойцы «Революционной самообороны» также обстреляли полицию в ночь с 6-го на 7-е ноября 2017 года.

В воскресенье, 31 августа, незадолго до рассвета, мы совершили вооруженное нападение на мексиканское государство, обстреляв здание его посольства в Афинах. В среду 9 октября, около пяти часов утра, мы провели очередную вооружённую акцию уже против французского государства, бросив ручную гранату рядом с охраной его посольства в Афинах, напротив греческого парламента. Эти две яростные атаки нашей организации, наряду с нашим первым вооруженным нападением 25 мая 2014 года на ПАСОК, бросают вызов вооруженному доминированию греческого государства, и в то же время они выражают видение социальной революции и устранение авторитарных институтов здесь и сейчас.

Чтобы построить революционное движение на прочных основах, мы должны изучать поражения прошлого. Мы должны сосредоточиться на противоречиях прошлых движений и проанализировать динамику классового противостояния сегодня как результат исторической эволюции. Тоталитарная капиталистическая агрессия, начавшаяся два с половиной десятилетия назад и распространившаяся по всему миру, связана с фундаментальным кризисом социалистического движения.

Главным противоречием, которое привело к краху революционную волну 20-го века, является этатизм. Парламентская демократия, диктатура политических партий и, в то же время, репрессии в отношении самоорганизованных трудящихся заложили буржуазную власть в сущность социальных революций со времен французской революции. Революцию в России возглавляла политическая и технократическая элита.

Вскоре, тупик государственного социализма выразился в репрессиях в Кронштаде и революции в Украине в 1921. После 2-й империалистической войны социалистический блок с Россией во главе подвергся постепенной реорганизации, ассимилируясь к своему капиталистическому оппоненту. В 1989 году курс на сырьевой капитализм был завершен. Ресурсы и трудовая мощь социалистических государств были подвергнуты приватизаторскому грабежу со стороны партийно-технократической элиты. Национализм, который был сохранен в рамках межгосударственных отношений, стал орудием войны, который использовался многонациональным капиталом для своей экспансии.

Революционное движение в Греции заплатило высокую цену за доминирование государственнической догмы. В декабре 1944 года народное движение в Афинах оставалось слишком изолированным и практически безоружным. Британские войска и местные фашисты смогли сокрушить его. После этого Коммунистическая партия (KKE) капитулировала перед фашистской монархической республикой и сложила оружие сопротивления, тем самым бросив народ на произвол жестокого террора государства и военизированных организаций. Национальный фронт стал гарантией поражения социальной революции.

В 1946 году ККЕ вновь взялась за оружие, пытаясь спасти свою партийную машину. Это было уже слишком поздно для революции. Однако для выживания партии было бы достаточно столкновений с тыловой охраной на межгосударственных границах и изоляции боевиков в изгнании. С тех пор политические партии левого крыла не поднимали оружие. ККЕ не участвовала в борьбе с диктатурой 1967 года. Во время восстания в Политехническом университете Афин в 1973 году она заняла реакционную позицию. Она замерла, ожидая установления парламентской демократии, для того, чтобы войти в режим и, в конечном итоге, стать опорой для государственных репрессий.

Сегодня образ межгосударственной системы гегемонии отражает полное слияние государственного социализма с капиталистическим миром. Международная буржуазия, избавившись от противостояния с государственным социализмом, теперь вольна грабить угнетенных, а также общественное и природное богатство без ограничений и притязаний. Вся совокупность зависимых от государства отношений и дотаций на выживание, провозглашённых “социальным государством”, оказалась нерациональными расходами. Трудовые и гражданские права тоже устарели, так как политическая и финансовая элита обрела монополию на насилие.

Классовое угнетение обнажило свою фундаментальную жестокость

Посольство Мексиси в Афинах, 31 августа 2017Посольство Мексиси в Афинах, 31 августа 2017

С каждым днем капиталистические противоречия углубляют структурный кризис системы господства.

Это финансовый кризис: кризис чрезмерного накопления, широкомасштабная девальвация капитала и целых государств, явное ухудшение условий труда и исключение огромных слоев населения.

Это политический кризис: сегодня все, кто эксплуатируется, участвуют в политическом управлении только как объекты манипуляции; как жертвы враждебной власти. Посредничество потеряло всякую ценность. На его место насаждаются террористические стратегии навязывания общественного согласия. Кризис представительной системы стал кризисом перспективы.

Это культурный кризис: финансовый и социальный кризис может быть преодолен путем разрушения и самоуничтожения. Борьба за прибыль выливается в войну. Государства всегда проливали кровь народов за пределами своих границ в погоне за своими интересами. Мощные капиталистические государства во времена колониализма, империалистических войн и «холодной войны» переносили жестокую классовую войну в третий мир, все это время с помощью политических уловок сохраняя классовый мир внутри своих границ.

Однако сегодня классовая война развёртывается в самом сердце капитализма. Многонациональный и многорасовый рабочий класс оказывается заключенным в гетто, тюрьмы и спецлагеря. Национальные гарантии были ликвидированы. Локальные группы трудящегося класса находятся в бедственном положении вместе с рабочими-мигрантами. Средние классы становятся рабочими. Общественное и природное богатство разграблено. Машины убийства капиталистических демократий открыто стреляют на поражение.

Французское государство находится на передовой грабительской капиталистической войны против планеты. Оно защищает свою монополию на эксплуатацию природных ресурсов и ее инвестиций в Северной Африке и на Ближнем Востоке, военными вмешательствами и поддержкой любых контрреволюционных сил. Французский милитаризм является фундаментальной опорой НАТО и военного крыла ЕС.

Французское государство в пределах своих границ нападает на социальные движения военными средствами, где бы оно ни осуществляло свои прибыльные проекты, приносящие ущерб природной среде и местным общинам. Недавними примерами являются попытки построить аэропорт в Нотр-Дам-де-Ланд и плотину в Тестет. В Тестет, в лесу Сивен, 25 октября 2014 года, французская национальная гвардия убила протестующего Реми Фрайза.

Этими же военными средствами французское государство уже несколько месяцев пытается выселить крупную общину мигрантов Кале, расположенную на морских границах с Великобританией, чтобы перевести её жителей в спецлагеря.

Летом 2016 года французское государство развернуло подавление социального бунта, который разразился против нового антитрудового законодательства, с применением химического оружия, пластиковых пуль, массовых арестов и пыток, в результате чего сотни получили ранения. Тогда протестующие столкнулись не только с копами, но и с репрессивными органами институциональных союзов, которые пытались подавить широко распространенную антигосударственную ярость.

Во время нашего нападения на посольство Франции напротив посольства находился фургон для борьбы с беспорядками и полицейская машина безопасности. Один из полицейских находился на противоположном тротуаре, где стояли мы, чтобы бросить ручную гранату рядом с охранником посольства. Они ничего не смогли нам противопоставить, потому что они не могли остановить нашу решимость. Благодаря этому вооруженному нападению мы хотим отправить следующее сообщение эксплуатируемым и исключенным людям по всему миру:

Государство – это замок, построенный на песке. Армии правителей бессильны, когда сталкиваются с гневом восставших. Давайте встретим бесчеловечную военную тактику режимов вооруженным сопротивлением и революционной организацией. Как мы уже говорили в марте 2014 года, «жестокость органов власти будет подавлена силой оружия сопротивления».

Сегодня мы лучше подготовлены к активной защите нашей борьбы.

Лицемерие буржуазной демократии выражается в “режиме изоляции“, которое она использует для революционеров, содержащихся в тюрьмах. Ливанский боец, Джордж Ибрагим Абдалла, находится в тюрьмах Франции с 1984 года, после ряда атак на США и Израиль. Согласно французскому законодательству, он должен был быть освобожден в 1999. Но задержание Абдаллы продлено, потому что он остается непокорным революционером.

Управленцы как левого, так и правого крыла применяют одинаковую политику, которая диктуется исполнительными органами финансового капитала и их общей репрессивной тактикой. Если бы это был не Олланд, это была бы другая марионетка. Это абсолютное правило в наши дни.

В США, при президенте Обаме, государственные убийства афроамериканцев и латиноамериканцев, не принадлежащих к финансовой и политической элите, умножились. В США сегодня массовая забастовка заключенных против их рабского положения столкнулась с полным набором репрессивных методов.

Мексиканское государство является звонким выражением тоталитаризма в демократической маскировке. В течение целого столетия две политические клики чередуются друг с другом в захвате власти. С 1919 года, когда буржуазные и феодальные реакционные силы положили конец Сапатистской революции, мексиканское государство убивало коренные общины и общественное движение военными операциями и военизированными организациями, образованными землевладельцами и местными правителями.

Новое движение сапатистов, возникшее на территории Чьяпаса в 1994 году, вот уже два десятилетия сталкивается с карательной деятельностью мексиканского государства и военизированных формирований. Два года назад местная полиция округа Герреро при помощи банды убила 43 студента, уничтожив их тела. В июне 2016 года репрессивная вооруженная операция против восстания работников образования на территории Оахаки оставила десятки погибших или пропавших без вести и сотни раненых. Пытки, изнасилования, убийства и исчезновения – это повседневная жизнь мексиканского государства.

Нашими решительными действиями против мексиканского государства мы обращаемся к тем, кто борется где-то далеко, или здесь, неподалеку: социальная революция не знает границ. Не оставляйте никого в одиночестве в борьбе против государственного терроризма.

Вооруженное нападение на институт мексиканского государства на площади Колонаки было проведено через неделю после 20-летия со дня убийства анархиста Христофора Мариноса со стороны EKAM (репрессивное спецподразделение). Павшие от социальной войны вдохновляют нас на борьбу. Мы не прощаем преступлений власти.

Греческое государство продолжает свою репрессивную политику теми же террористическими методами. Одним из первых образцов управления SYRIZA-ANEL был палаческий подход к массовой голодовке политических заключенных весной 2015 года. В целях сохранения специальных антиреволюционных законов, с тем, чтобы узаконить пытки в целях извлечения ДНК из подозреваемых, с тем, чтобы продлить содержание под стражей членов семей заключенных, с тем, чтобы по указке американского правительства продлить убийственное заключение Саваса Сироса, несмотря на его физическое расстройство, оно неоднократно приводило к тому, что два голодающих (Михалис Николопулос и Панайотис Аргиру) оказывались на грани смерти.

Грубая реакция правительства на политическую борьбу заключенных революционеров началась с обысков в домах борцов солидарности и была завершена длительной полицейской осадой и, наконец, эвакуацией оккупированной Притании (деканат греческого университета).

Продолжаются превентивные задержания участников политических движений спецподразделениями полиции. В частности, в дни массовых мобилизаций, например, в годовщину восстания Политехнического института в 1973 году, подобные задержания происходят массово.

В течение последних нескольких месяцев продолжалась более интенсивная практика, в соответствии с которой полиция открыто подвергала пыткам политических революционеров и угнетенных (молодые цыгане подвергались пыткам в полицейском участке Кукаки, молодые мигранты, участники самоорганизованного проекта жилья для мигрантов, были подвергнуты пыткам в полицейском участке Омония, политические репрессии в городах Комотини и Агринио, рейды и аресты в самоорганизованном оккупированном районе Просфигики, Л. Александраса, убийство бывшего заключенного-мигранта Пеллбума Марниколая в полицейском участке Патисион). Более того, открытое сотрудничество ментов и фашистов вновь вышло на первый план, благодаря ряду последних событий. Государственный и полувоенный терроризм всегда являются частью одного и того же комплексного государственного планирования.

SYRIZA использует все реакционные механизмы с дополнительной легкостью. Делая вид, что они по-прежнему являются внесистемной партией, она отдаляется от своих политических обязанностей. Мы говорим с нас довольно этой чуши! Об этом мы заявили, когда атаковали ПАСОК, ссылаясь на законодательство о тюрьмах типа C:

«Каждый участник государственного механизма несет личную ответственность за преступления власти. Те, кто подавляет рабочих. Те, кто жестоко атакует социальную борьбу. Офицеры, охраняющие спецлагеря и тюрьмы. Политические руководители репрессивных органов. Члены парламента, которые голосуют за новые меры в отношении тюрем и главы режима, которые поставят на них свою подпись. Классовое движение имеет право наказывать защитников буржуазии одного за другим, как они того заслуживают. Пули, которые мы направили в офисы ПАСОК, дадут правителем понимание того, что последует за ними. Каждая частица эксплуатации и угнетения будет отомщена».

Ранение полицейского у французского посольства – это всего лишь царапина по сравнению с ежедневным терроризмом, совершаемым начальниками, по сравнению с широко распространенной и постоянной военной оккупацией публичного пространства по сравнению с практикой политических репрессий, основанной на хунтах, по сравнению с военизированным контролем массового движения, по сравнению с химической войной и пытками. Организация «Революционная самооборона» призывает и вкладывает все свои силы в формирование широкого вооруженного социального сопротивления. Для того чтобы мы подавили терроризм и господство эксплуататоров. Ручная граната за каждый баллон слезоточивого газа. Две пули для каждого полицейского, наносящего удары.

Сегодня греческое государство усиливает свою грабительскую политику с помощью новых программ меморандума. Оно углубляет свой военный союз с израильским государством, которое держит целые народы в тюрьме и голоде с ежедневными убийствами и военными поселениями. Оно официально поддерживает контрреволюционную террористическую практику фашистского турецкого государства, которое бомбит города и деревни в пределах своих границ, которое заключает в тюрьму любого, кто посмеет поднять свой голос против режима, и которое вторглось в Сирию.

Греческое государство подчиняется своим могущественным государствам-партнерам и внутренним и международным капиталистическим договорённостям, потому что его выживание в период господства чрезмерного накопления капитала зависит от этого. Подчинение крупному капиталу, участие в межгосударственном милитаризме, который активно действует в регионе, и, в то же время, национализму в пределах его территории, с тем, чтобы навязать классовый мир. Общий кризис становится тупиком для буржуазной демократии. Массовый отказ от голосования является структурным выражением системного кризиса. Политическая и финансовая элита реагирует на развал политической системы, усиливая классовое отчуждение. Вымогательская представительская система, которая до сих пор умиротворяла классовое противостояние, уступила свое место парламентской олигархии и ее тоталитарной политике. Правительства избираются все более исключительными привилегированными меньшинствами, чтобы навязывать центральные экономические программы.

В 2014 году организация «Революционная самооборона», всего за несколько часов до проведения евро-выборов, напала на офис партии ПАСОК, которая является частью ядра государственного тоталитаризма и который сыграл роль демократического фасада неофашистского правого крыла, с тем чтобы совершить эту грубую капиталистическую агрессию. С этой атакой мы выразили ряд претензий и требований против классового угнетения и репрессий:

– Немедленная отмена закона о тюрьмах типа С.

– Отмена антитеррористических законов.

– Закрытие спецлагерей.

– Прекращение преследования мигрантов.

ПАСОК отреагировал на это согласно своему авторитаризму:

«Недопустимы вмешательства в законодательную работу посредством угроз и расстрелов на благо террористов. Нельзя угрожать демократии и парламентскому режиму. Коммюнике данного нападения лишь подтверждает необходимость существования тюрем типа С».

Это демонстрирует структурную связь между парламентским тоталитаризмом и политикой угнетения, эксплуатации и репрессий.

В августе TO VIMA, правительственная пресса, поддерживала фальшивую демократию Эрдогана ежедневными статьями на первой полосе, в то время, когда все понимали, что последний предпринятый переворот был каплей в океане фашистского турецкого государства. Почему они проявили такую любовь к режиму Эрдогана и «Серым волкам», которые связаны на всех уровнях с «Исламским государством»? Потому что политическая и финансовая элита греческого государства видит свое падение. Можно видеть, что угнетенные массы понимают, что капитализм является грубой диктатурой и что дни внутриполитической системы сочтены. В этой панике элита греческого государства отождествляет себя со своим убийственным соседом и размахивает ветхим флагом демократии.

В мае 1974 года один из лидеров кооператива 21 апреля Н. Макорезос представил генералу Гкизики «очень конфиденциальную» записку «Обращение к руководству вооруженных сил». Этот текст был опубликован в 1975 году Ставросом Псисарисом (политическим редактором TO VIMA в то время, а теперь директором газеты Lambraki). Предложения участника Хунты заключались в следующем:

1. Немедленное формирование мощного правительства для национального спасения, образованного самыми способными руководителями, имеющимися в стране, независимо от политических убеждений, исключая, разумеется, анархистов.

2. Объявить широкое участие в вооруженных силах. Все, кто может, должны прийти на помощь и, желательно, присоединиться к армии. Нет никакого правого крыла, центра, левого крыла, так же, как и революции 21 апреля. Есть только греки и анархисты-подрывники. Последние должны быть изолированы, а все остальные должны сотрудничать, чтобы помочь…

3. В частности, миссия этого правительства заключается в следующем:

– создать условия, необходимые для возрождения наших политических сил;

– как можно скорее провести парламентские выборы.

Недавняя победа Трампа на президентских выборах в США и усиление крайне правых партий в Европе обнажают структуры буржуазной демократии. Запланированная речь Обамы перед Акрополем станет последним актом 60-летнего цикла усилий по навязыванию классового компромисса.

Левое крыло в лице Сиризы и его холуи стали последним шансом для политической системы попытаться сохранить пассивную толерантность тех, кто пострадал от реструктуризации капитализма.

Летом 2015 года SYRIZA попыталась получить социальную легитимность в повестке дня меморандума, проведя референдум и ожидая, что террористическая пропаганда, распространяемая в то время буржуазией, обретет почву. Евро-терроризм не прошел, но государство и банковские учреждения не нашли препятствий для продолжения своей политики. Оппозиционные крылья, которые видели референдум в качестве великой «политической битвы», были либо настолько погружены в конституционные конвенции, что они ничего не понимали в отношении тоталитарного характера современной демократии, либо намеренно вложились в этот эпизод разрухи социальных сил, будучи привязанными как бык к повозке государственного управления.

Политические оппортунисты, исторически невежественные, которые вложили время в левое крыло режима, несут ответственность за утрату пространства для борьбы в последние 4 года. Игровой тактикой умирающего реформизма назвали «уважение к народной воле».

Таким образом, сила общественного движения была снова подавлена и парламентский режим был воскрешен. Те, кто предлагает в качестве выхода из кризиса выход из еврозоны, но без социальной революции, служат своей ложью той гнилой политической системе, которая ухудшается. Те, кто говорит о дореволюционных стадиях без прямой конфронтации с государством и политических встречах на высшем уровне, увековечивают пассивность в период становления капиталистического тоталитаризма.

Возвращение к иллюзии социал-демократии изображается как современная коммунистическая альтернатива. “Коммунизм” без прямого перераспределения всех богатств через вооруженные рабочие и общественные советы! “Коммунистическое” планирование без боевой классовой организации! Апплодисменты! Их серьезность ограничивается реализмом реформизма. Величие их видения исчерпывается в авторитаризме групповых образов. Авторитаризм и реакционные идеи взаимосвязаны.

Авторитарные группы не создают движения, они становятся разрозненными и изолированными. Вот почему они враждебно относятся к тому, что их превосходит.

В эти дни памяти восстания против хунты ноября 73-го года, настало время показать, что демократия и диктатура отличаются лишь названием. В эти дни местная элита принимает президента государства, который установил хунту генералов Иоаннидиса, государства, которое по-прежнему стоит за спиной всех диктатур (например, Египта). В эти дни мы наносим сильный удар по основам либеральной демократии, мы организовываемся, мы наносим ответный удар.

За построение революционного движения, которое упразднит господство государства и капитала

Изучая историю классовой войны и революций, их последствия и противоречия, мы говорим, что революционное движение нашего времени должно и может быть антигосударственным. Оно должно и может поставить в качестве прямой цели свержение политико-военного и экономического режима, упразднение государственных институтов и искоренение механизмов власти.

Оно должно и может поставить в качестве прямой цели социализацию всех существующих богатств посредством вооруженных коммун, которые сегодня должны и могут быть установлены революционной деятельностью рабочих и общинных ассамблей. Источниками этого социального движения являются ежедневная борьба, массовая организация активного сопротивления, восстания, которые, достигая апогея, способствуют прогрессу движения.

Организационные основы революционного движения должны и могут быть общинными, федералистическими и универсальными. Революционное движение должно и может основываться на инициативе, политической свободе и равенстве, а также на коллективном развитии.

Революционная борьба сегодня должна и может создать через свою организацию сообщества без власти, организовать общественную жизнь в противовес капиталистическим отношениям и государству.

Сегодня распространение революционной самоорганизации на большую массу эксплуатируемых и исключенных, является как необходимым, так и осуществимым. Реализация социального самосознания необходима и осуществима здесь и сейчас.

Государственническая модель Маркса-Энгельса была привязана к буржуазной политической структуре. Никакая версия политического партийного централизма (социал-демократическая, ленинская, троцкистская, сталинская, маоистская, геваристская и т. д.) больше не может привести к социальным революциям. Выскажем несколько современных парадигм. Tupamaros-MLN в Уругвае были ассимилированы в парламентскую политику после 20 лет городской партизанской войны. Политические лидеры уругвайского государства за последнее десятилетие вышли из Тупамарос и осуществляли социал-демократические реформистские программы, не сумевшие предотвратить антисоциальные последствия капиталистических противоречий.

Сегодня в Никарагуа, где главой государства является лидер революционного правительства сандинистов Даниэль Ортега, правительство реализует крупнейший инфраструктурный проект на планете. Мост длиной 286 км (Панамский мост составляет всего 81, 5 км), который будет пересекать озеро Никарагуа. Огромная природная территория будет разрушена в угоду коммерческой конкуренции между китайским и американским капиталами, причем последний контролирует пересечение Панамы. Земля и человеческие сообщества разорены ради прибыли капиталистических гигантов.

В Непале правительства, вышедшие из коммунистической маоистской партии, которая захватила власть в 2007 году, теперь страдают от коррупции и войны фракций ради правительственных мест, разрушив массовые организационные основы революции.

Современные маоисты Непала в кратчайшие сроки прибегли к буржуазной финансовой политике. Ливанская организация сопротивления «Хезболла» сегодня борется за диктатора Асада против восстания сирийского народа. Этатизм породил только контрреволюцию.

Тупики и сумятица левацкой государственности способны порождать только уродства. Тот же “Антиимпериализм” без привязки к классовой борьбе и народным восстаниям, сегодня защищает убивающего Асада просто потому, что он стал мишенью западного империализма и поддерживает российский империализм. Этот взгляд, похоже, не учитывает, что Баасистский режим в Сирии и Ираке был орудием империалистов и сионистов (ирано-иракская война, саботаж палестинского сопротивления и т. д.). Эта точка зрения недооценила борьбу угнетенного класса и все, что они завоевали благодаря революционной борьбе. Сегодня левая прогосударственная традиция, которая видит лишь межгосударственную борьбу, но слепа к классовой борьбе, может только выбирать между разными версиями контрреволюции (например, империалистическая «демократизация», исламский фашизм или консервативные диктатуры).

Напротив, вглядываясь в сердце современных радикальных движений всего мира, мы можем видеть анархистскую революционную традицию.

Греческие анархистыСтолкновения анархистов с полицией в Греции

О политических действиях организации «Революционная самооборона»

Государство старается представить вооруженные антиправительственные организации как круг отдельных лиц. Намерения этой дезинформации очевидны: на пропагандистском уровне государство стремится преуменьшить динамику партизанской борьбы. Что касается политики репрессивных мер, то она направлена на то, чтобы возложить коллективную ответственность и построить уголовные обвинения. Полицейско-судебный механизм хочет навязать свое чувство “общности”: объединить обвинения против всех захваченных революционеров.

Организация “Революционная самооборона” является результатом того, что требует сегодня классовой конфликт. Наша организация борется за создание массового международного революционного движения, усиливая боевое сопротивление по всему спектру классовой борьбы. Наша организация является автономной инициативой, направленной на единение антигосударственных революционных сил. Это возможно только путем внедрения вооруженной борьбы в социальные движения.

 Идентичности воинствующих формирований не являются пустыми именами. Революционеры не притворяются. Они не жульничают за закрытыми дверями политических кабинетов, как это делает власть. Они несут революционную перспективу своими делами и словами. Организация «Революционная самооборона» – это не чья-то фракция. Это защитники социального движения. Нас вдохновляет история классовой борьбы и, в частности, недавний опыт вооруженной борьбы, и мы возводим еще одну революционную баррикаду.

Это стандартная тактика лакеев государственной пропаганды, направленной на то, чтобы связать пленённых борцов с продолжающимися вооруженными действиями. Но на самом деле нет ничего, что могло бы связать наше действие с любым таким революционером. У нас товарищеское уважение к заключённому анархисту-революционеру Никосу Мазиотису, который постоянно подвергается нападкам реакционной пропаганды, однако организация «Революционная самооборона» следует своему стратегическому пути. Когда придет время для создания единого боевого формирования революционного общественного движения, мир уже будет бунтовать.

Одна буржуазный таблоид писал в контексте наших действий против французского посольства, что мы спрятались за проезжающим автобусом. Государственные лакеи должны были распространить ложь о том, что мы создаем угрозу для трудящихся, перемещающихся по дороге на работу рано утром. Однако в 4:45 утра автобусы еще не ходят. Время от времени проезжают только служебные автобусы. Даже если бы мы оставили без внимания жизнь пассажиров-работников, ни один план действий не может зависеть от такого случайного фактора, как проезжающий автобус.

Мы решили действовать в это время, именно потому, что это время суток с наименьшим движением автотранспортных средств и пешеходов на улицах. Если бы мы отдали приоритет нашей собственной безопасности, мы действовали бы в час пик, тогда мы могли бы скрыться в толпе и уйти с места действия незамеченными. Но мы предпочли не подвергать опасности случайных прохожих, а также не стали бросать ручную гранату во двор посольства со стороны проспекта Акадимиас, которое отрезано от дороги, не зная, есть ли там работник или уборщик.

Всё наоборот, мы решили совершить атаку перед полицейскими, в то время, когда наше передвижение не будет прикрываться толпой. Товарищи, которые проводили атаку, стояли полминуты на углу улицы Мерлин ожидая красного сигнала светофора на проспекте Вас. Софас, чтобы исключить наличие проезжающих мимо автомобилей в момент взрыва гранаты. Прежде чем переходить на Вас. Софас. они удостоверились, что проезжающий автомобиль не ехал слева, где он мог попасть в зону взрыва. Мотоцикл остановился перед посольством, а затем была применена граната, в то время как водитель наблюдал за охраной посольства. «Мотоцикл, который шёл на скорости», – это пропаганда полицейских. Пусть они опубликуют видео с камер посольства и соседних зданий.

Рабочие, которые передвигаются по городу, чтобы добраться до работы, находятся под угрозой со стороны грабительской политики греческого государства. Только на прошлой неделе автобус, полный пассажиров, загорелся на проспекте Месогион. Автопарк общественного транспорта намеренно удерживается в упадке, для того, чтобы частные компании по техническому обслуживанию могли получить прибыльный бизнес, о чем свидетельствуют данные, которые сообщают транспортные работники. По причине антитрудовой политики местной и межгосударственной элиты автопарк остался без персонала. Общественный транспорт, который должен быть бесплатным, но вместо этого обходится дорого для трудящихся, обесценивается, чтобы его можно было отдать частным мародерам. Политическая и финансовая элита без колебаний ставит под угрозу бедное население, которое передвигается общественным транспортом, в интересах своих грабительских планов.

Политическая цель организации «Революционная самооборона» была совершенно ясна по всем трем вооруженным нападениям. Нападение на государственную олигархию, диктатуру капитала и её вооруженную охрану.

Выбранная нами тактика соответствует политической цели. До сих пор мы проводили нападения в центре местной буржуазии, в тех местах, где государство демонстрирует ложное военное превосходство. Мы использовали основное оружие массовой самообороны.

Мы действовали дважды перед ублюдками из спецподразделения (МАТ), чтобы показать, что социальное движение не должно их бояться. Скоро их время придёт.

При нападении на офис PASOK, винтовка (автомат), из которой стреляли не была неисправной, как это сообщили полицейские. Они хотели констатировать то, что нам не хватает подготовки и что только подготовленные государством профессионалы-милитаристы могут справиться с оружием, и что революционные действия обречены на провал. Наши два выстрела, однако, ударили по цели, таким образом, опровергая их. Этих двух выстрелов было достаточно, чтобы продемонстрировать нашу решимость и способность революционного движения поразить руководителей политической и экономической элиты.

В очередной раз KKE (Коммунистическая партия Греции) как верный слуга буржуазной системы управления, попыталась после наших действий против французского посольства посеять путаницу среди эксплуатируемых и угнетенных, распространяя темные теории заговора. Это не угнетенные боятся вооруженного сопротивления. Это перспектива, что угнетенный класс вооружит себя и сокрушит государственный терроризм, которая пугает боссов и их политических помощников.

Первый пункт нашей социальной программы гласит: самоорганизация вооруженного класса.

Первый пункт нашей экономической программы гласит: мы прижмём к стенке всех эксплуататоров и убогих политиков, которые представляют себя в качестве народных избавителей.

ВСЕ НА УЛИЦЫ!

ПОБЕДА В БОРЬБЕ УГНЕТЁННЫХ!

“Революционная самооборона”

(источник, перевод "Анархия сегодня", редактура "Боец анархист")

Хотите помочь проекту? Наш биткоин-кошелек 16zHiban31C7FefTuH2gZeEhvqjaRQUzh3. Для связи по всем вопросам пишите на электронную почту mail@bo-ak.org. Используйте ключ для шифрования!